1914

Дивизия ушла и… ничего.
Как прежде, сонно, куры пили воду,
Ломовики покрикивали «н-но!»,
По мостовой гремели их подводы…

И барышни в сей тихий праздный час
Еще не знают: бравые красавцы
Ушли, не попрощавшись. Пыл угас.
И толку напоследок целоваться!

А в городском саду – вечерний бал
Устроен губернатором. Причина –
В поддержку армии – налить полней бокал
И триколор – на сюртуке мужчины.

Но рейнских вин не пить на счастье нам
И мозельское тоже не в почете,
И реже будет Штраус Иоганн
Бередить тайные надежды юной плоти.

Сентябрь, осень. Чудо-урожай
Нам обещала дивная природа!
И слаще мед, и дивно крепок чай
Четырнадцатого святого года!

И где та Сербия, и кто тот Фердинанд,
Какая разница! Поможем же славянам!
На лацкане нашит трехцветный бант,
При деле каждый, трезвый или пьяный…

Ведь, полноте, безделица – война!
Ведь где-то там, средь прусских перелесков
Драгуны бравые – надежная стена!
Троих на пику! Шашки вон! Чудесно!

Дивизия ушла. Смирела прыть
За водочкой, икоркой, самоваром…
О государстве — с либеральным жаром
Так славно вечерком поговорить!

Дмитрий Гурыч, сентябрь, 2006