Декабрьская метель

ДЕКАБРЬСКАЯ МЕТЕЛЬ

Пусть это так, но я не смею
Сказать, что Вы, как прежде, блядь!
Я задыхаюсь и немею,
Как только Вас хочу опять!
Пусть Вы – не та: клюка в руке,
Стоите, улыбаясь мило,
Рукой опершись на перила…
О, сколько зим! О, сколько лет!

Вы помните, как это было:
Я посадил Вас в драндулет,
Увез от всех и был таков!
Потом десятки дураков
Искали Вас, но было поздно.
Я помню: день тот был морозным.
Вы обморозили лицо,
Горело ухо красно-синим,
Другое белым сделал иней…

Не шутка – минус тридцать пять
Плюс сорок градусов «Пшеничной»…
Вы поскользнулись так комично
На льду замерзшей мостовой,
Когда мы шли ко мен домой
Среди сараев и развалин.
Что делать, я – жилец окраин,
Где грязь замерзшая кругом
И лужи дегтя так обычны!

В такую лужу, крикнув зычно,
Вы грянулись худым лицом,
А также пепельным песцом –
Им был Ваш ватник оторочен.
Прохожие смеялись очень.
Я не припомню, это точно,
Такого дружного веселья!
Вы матерились неподдельно,
Стирая деготь с нежных губ.

Лишь я молчал, стоял, как дуб
В тисках декабрьской метели.
По улице слова летели…
А ухи вяли, вяли, вяли
От этих фрейдов с матерями!

Спуслись темень, ночь, изжога.
И в этом мраке Вы в кювет,
Кусты ламая, руки, ноги,
Скатились кубарем с дороги…

И вдруг – разлился лунный свет!
Разверзлись тучи раной грозной
И – звезды, звезды, звезды, здезды
Луну опутали лучами!

Немного ниже – Вы кричали,
Барахтаясь в зловоной луже
Из нечистот с точных вод,
Что не замерзла в эту стужу!
А я орал Вам: «Ну же! Ну же!»
И перекошенный Ваш рот
Вторил в кощунственном дуэте!

Мне часто снятся звуки эти…

Не тратя время понапрасну,
Я отвернулся и за красным
Наладил лыжи поскорей,
В палатку, что держал еврей
И круглосуточно отраву
Ссужал налево и направо,
Он слыл пройдохою великим.

Вдали смолкали Ваши крики,
Алел рассвет, метель утихла
И ночь так быстро пронеслась.
Я вспоминал на веках грязь.
Луна светила – цвета масла –
Зашла за горизонт, погасла
И звезды стали исчезать.

Споткнулся вдруг: «Ебена мать!»
Нет, так похмелья не излечишь!
Опохмелился. Стало легче.

Я шел домой, в родную хату.
Хотелось рухнуть на кровать,
Проспать до самого заката,
А с алкоголем – завязать!
И в этом настроеньи смутном
Я брел в декабрьское утро…
Рассвет уж скоро будет красным,
Из тени появлялись краски…
Лишь Млечный Путь серел, подлец,
Как Ваш ободранный песец.

Дмитрий Гурыч, 1993-94

Покинуть Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать это HTML метки и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
*
*

*