БАЙКЕРЫ. Часть 4

Байкеры.

Части: 1, 2, 3, 4, 5.

Часть 4: Романтика образа или резервация для сильных духом.

Опубликовано в журнале ROCKMUSIC.RU, № 4 (21), 2005, стр. 8.

Примазывание к славе.

Вообще-то быть байкером стало модно. Точнее сказать: быть причастным к мотоциклу. Дело тут и в имидже, и в принадлежности к «сильному народу», а кроме того это связано еще и просто с ездой на мотоцикле. Тем более, что прошло уже время оголтелой идеологической обработки, когда в качестве негативного примера приводился образ западного байкера из фильмов, авторы которых явно показывали райдеров негативно и предвзято. Российских «рокеров», а затем и байкеров оставили в покое, не успев взяться за них по-настоящему, всей мощью идеологической машины. Безусловно, это сказалось благотворно. Сейчас «Безумный Макс» смотрится как этакая сказка юности, несколько наивная в своем неумелом гротеске, хотя, между прочим, трюковая работа там местами просто потрясает — все сделано вживую, без компьютеров.

За последние пятьдесят лет слова «байк» и «байкер» настолько популяризовались, что вызывают более чем скромный интерес у людей, не имеющих ко всему этому никакого отношения. Лично мне не очень понятно, зачем в наше время модные современные велосипедисты взяли на вооружение это слово, но уверен: пиарщики модной ныне велокультуры попросту используют популярные среди молодежи слова для повышения уровня продаж. Они спекулируют на том, что современное понятие «мотоцикл»(bike) произошло от слова «велосипед»(bicycle)*. Посмотрите усипусечную передачку типа «Экстрим» на попсовом МУЗ-ТВ и вы увидите соревнование по какому-нибудь маунтин-байку. Мне можно трижды возразить, что, мол, российское велосипедное «байкерство» так просто вдруг «вспомнило» необходимые слова, которыми пользуется весь цивилизованный мир. Категорически не соглашусь. Какого хрена тогда велосипедисты не использовали эту терминологию раньше, когда имидж мотобайкера был резко отрицательным? Ответ прост: тогда уровень продаж модных великов не поднялся бы. Да и, в отличие от экстремальных 90-х, тридцать-сорок лет назад никому не приходило в голову применять велосипед для прыжков по эстакадам и парапетам, огромным ступеням и прочей пересеченной местности (а уж, тем более, делать из этого массовый спорт), так что, уж извините, но «байк» — термин, традиционно закрепленный за «мотором на колесах». Если же ныне само слово «байк» используется в России как внезапно возникший продвинутый велосипедный американизм, то позволю себе личную оценку: люди, не умеющие аналогично выражаться на родном языке, да еще и слизывающие слова у других, лично у меня всегда вызывали брезгливость, презрение и антипатию.

В рокфанско-алкогольной тусовке образ байкера популярен как никогда: даже сопливый пионер старается напялить дешевую косуху с блестящими клепками и «молниями», прекрасно понимая, что это отнюдь не атрибут рок-музыки. Срабатывает и стадный рефлекс, когда по улице вдруг чешет группа из десятка тинейджеров в косухах с Горбушки и в одинаковых майках, скажем, «Арии»**. Косухи стали появляться даже на банальных вещевых рынках, изделия мерзкого качества, привезенные из Турции и тому подобных стран сомнительными личностями. Но ведь это же говорит о популярности! Этот элемент одежды задерган настолько, что считается тинейджерским, «крутые» же байкеры такой «железно-блестящий» фасон носят редко, либо заказывают себе дорогие экземпляры и «косушные» стилизации — из хорошей кожи, нередко лишенные блестящей фурнитуры. Также у тинов в ходу фразы типа: «в следующем году покупаю мотоцикл». Сопутствующие тусовкам девицы не прочь «покататься с байкером» и это выгодно выделяет владельца любого мотоцикла из толпы безлошадников. Стимулов достаточно и первый из них для зеленого юнца таков: байк добавляет куража, является «взрослым билетом».

* — только не надо преждевременно орать, что я неправ. Для тех, кто не знает: слово «мотоцикл»(motorcycle) произошло из слияния слов «motor» и «cycle» и дословно может быть переведено как «мотор на колесах». А вот понятие «байк» произошло от «велосипеда» (bicycle), поэтому слова «мотобайк», «байк», «байкер» происходят именно отсюда. Спору нет, сначала появился велик, а уже потом к нему приделали мотор. А название осталось. Это, конечно, понятие сленговое, но тем не менее именно оно существует уже много лет и вошло в историю. Поэтому «байк» — это скорее мотоцикл, чем его безмоторный предок. Кстати, в словаре классического инглиша слово «bike» переводится как «велосипед», а в словаре американизмов значится как сленговое слово, обозначающее «мотоцикл».

** — в свое время один приятель рассказывал мне занятную историю, как в период конца 80-х, начала 90-х, когда милиция уже привыкла к арбатским молодежным тусовкам, на этой легендарной улице патруль задержал панка, одетого настолько вызывающе, что милиционеры просто не смогли пройти мимо. При проверке документов выяснилось, что панку давно за тридцать, у него есть семья, нормальная работа и все что нужно, чтобы быть благовоспитанным гражданином. Милиционер повертел в руках паспорт, помялся и в глубоком отчаяньи спросил: «Ну, скажи, ну что заставляет тебя ВОТ ТАК одеваться?!!» Панк поразмыслил немного и ответил вопросом на вопрос: «А тебя?»
А вот когда я вижу десяток человек одетых в одинаковые майки, я сразу вспоминаю мое гоповатое детство, когда я был в четвертом классе и когда старшеклассники-шефы заставляли весь наш класс поголовно болеть за «Спартак».

Влияние байк-культуры на окружающий мир.

Мотоциклы. Говорить об этом много не нужно, мотоцикл — штука наглядная. В нашей стране переделка, скажем, «Урала» в чоппер началась в частных гаражах байкеров, а ныне такая конструкция сходит с отечественного заводского конвейера. Показатель двойной: производители учли спрос именно среди байкеров, а значит их, байкеров, фактически признали. И второе: заводы официально приняли конструкцию, популяризуемую до этого в нашей стране «неформальными» частными лицами.
Кстати: существует версия, что краска «металлик» придумана именно байкерами путем добавления в красящий состав металлической пыли.

Байкерское художественное творчество. Рисунки данной тематики встречаются в татуировках, настенных и прочих росписях, логотипах некоторых организаций, не являющихся байк-клубами(например, торговцы атрибутикой, аксессуарами и запчастями). Что же касается татуировок на самих байкерах, то данные изображения почти всегда мужественны и даже угрожающи, используются самые разнообразные символы: от символов смерти, разрушения и скорби(череп, смерть, оружие и т.п.) до вписания в орнамент мотоэлементов. Дело, конечно не в том, что байкеры — сплошь чернушники и маргиналы, просто подобная тематика вписывается в рамки жанра и несет не столько шокирующую и угрожающую нагрузку, сколько является «предупредительной окраской». Такая тематика есть в любом тату-салоне, в альбоме любого мастера, предложение может быть разным: от пустячка в одну-две «пачки» на плечо до серьезного рисунка во всю спину. Мастер должен быть универсальным художником, чтобы обработать изображения, принесенные заказчиком и сформировать идею, он должен также держать нос по ветру и разбираться в тематике данной сферы услуг. Здесь целью является индивидуальность, независимо от того, какой элемент декора или орнамент ты употребляешь в росписи по телу. Используются исторические орнаменты и их переработки, отбираемые по принципу символизирования мужества и силы. Также интересны логотипы клубов, советую посмотреть в Интернете.

Роспись мотоциклов столь же индивидуальна и некоторые машины являются настоящими шедеврами. То же касается многочисленных аксессуаров и элементов гардероба — некоторые жилеты, кофры, куртки можно с полным обоснованием считать произведениями искусства — настолько индивидуально и красиво они сделаны. Говорить об этом бессмысленно, это надо видеть. Приезжайте на байкерские праздники и смотрите.

Одежда, обувь и экипировка. О функциональности я уже писал в прошлой части статьи. Что же касается самих изготовителей байкерского гардероба, то среди них можно не искать крупные предприятия. Фактически, каждый байкерский костюм — вещь сугубо индивидуальная и не дешевая***, шьется по персональной мерке. У настоящих мастеров может существовать очередь и во время сезона она может достигать месяца и более, плюс около месяца на пошив. То же, что продается на Горбушке, прочих рынках и в магазинах — вещи универсальных размеров и посредственного качества, изготовленные небольшими частными предприятиями и отдельными никому не известными швейниками «на поток».

Также «серьезные» клубы практикуют изготовление т.н. «суппортной одежды»: футболок, балахонов, бандан и прочего трикотажа с собственной байкерской символикой. Понятно, что эти вещи не могут нести на себе «цвета» клуба, а являются предметами, пропагандирующими байкерство и данный клуб. Пример: те же «Ночные Волки» популяризуют свою линию одежды, обуви и аксессуаров — «Wolf Wear». Тем же занимаются «Ангелы Ада», «чепт» которых открылся в Москве, майки с «Мотоярославца-2005» несут на себе надписи «support Outlaws», указывая на «Outlaws MC Russia». На Западе этим же занимаются местные байкеры.

Что же касается «ширпотреба», то недорогие майки и банданы сейчас штампуют все кому не лень, а популярность байкерской тематики говорит сама за себя. А продажа в одних и тех же специфических местах атрибутики байкерства, рок-тусовки и продукции с логотипами популярных музыкальных коллективов только подтверждает взаимопроникновение этих культур друг в друга. Сами байкеры, как и все нормальные люди, одеваются в соответствии со своими предпочтениями и потребностями.

Имидж в шоу-бизнесе. Именно СМИ, прессу и шоу-бизнес можно благодарить за популяризацию байкерского имиджа во всем мире. Но если газеты и кино предпочитали вначале пугать байкерами детей, а уже потом, в 80-х — популяризовывать американский байк вместе с американской мечтой, то с шоу-бизнесом проще: он всегда избирает не пугание масс, а их привлечение, поэтому мотоциклы в большинстве случаев не несли именно скомпрометированного байкерского антуража. Во всем виновата молодежь, склонная к радикализму и маргинальности, стремление к самоутверждению вызывало желание носить атрибуты, подобные байкерским — ради придания себе «крутого» бунтарского статуса, поэтому и соответствующий этому имидж становился естественным.

Особенно заметно влияние на американскую тяжелую музыку 80-х. Популярные тогда джинсовые жилеты, черные майки без рукавов и яркие, заметные татуировки на руках — яркое тому доказательство. Волосатость, бородатость, ношение кожаных джинсов, мотообуви, развитие элементов кожаной сценической одежды — несомненные признаки влияния байкерской моды. Использование всякой металлической символики и предметов одежды — пояса из пулеметных лент, цепей, гроверных гаек, ношение немецких «железных» крестов, касок(посмотрите на старый «KISS», увешанный цепями и крестами) — также шокировало обывателя воинственностью и «идейной беспринципностью» и здесь также не обошлось без байкеров. Я не говорю уже о банальной «косухе»: в ней щеголяли многие — Джонни Рамоне, Джим Моррисон, подавляющее большинство «металлических» музыкантов. Некоторые группы, такие как «MOTORHEAD» пошли еще дальше, сделав байкерский имидж сценическим и идеологическим, используя близкие темы в творчестве. Группа «MANOWAR» использовали хромированные «харлеи» в сценическом действе, при фотографировании для постеров и т.д.

Подобно им, согласно тогдашней моде, многие американские рок- и глэм-группы так или иначе использовали мотоциклы для шоу, звук мотора включали в фонограмму альбома, фотографировались с мотоциклами, использовали их в клипах и фильмах. Пример оказался заразительным и для европейцев: сначала мотоимидж использовали музыканты соответствующих жанров, а потом все, кому не лень, от «Depeche Mode» до «U-2». Также не чурались его и бунтари: Сид Вишез замечательно смотрится на мотоцикле в клипе «C’mon Everybody», а неподражаемый Игги Поп просто бесподобен в стильной и улетной музыкальной комедии «Cry Baby»(роль Дядюшки Бельведера), выдержанной в угаре веселого гротеска, рассказывающей о типичных разборках «рокеров» 60-х и гнилых цивилов.

Наша же сцена переняла все это «в комплекте» с музыкой и всеми сопутствующими элементами шоу-бизнеса, хотя понятно, что далеко не каждый рок-музыкант может позволить себе «харлей», а в 80-е, и даже в 90-е, у отечественных рок-деятелей были серьезные проблемы со съемкой и продвижением своих клипов в принципе. Даже сейчас можно считать вымершей(или так и не рожденной) редкостью качественное шоу с серьезной пиротехникой, хорошим светом, отличными декорациями. Это очень-очень дорого. Какие там «харлеи»! Парадоксально, но факт: у нас мотоцикл чаще светился в попсовых клипах, нежели у рокеров: его использовали «Кар-Мэн» и Титомир, Лада Дэнс и «Технология»,а потом даже Сергей Жуков из «Руки Вверх». Причина: большой и красивый мотоцикл дорог и используется попсюками для куража от большого «лавэ», а не для создания «жесткого» имиджа. А еще потому, что хороший байк — это просто круто.

Смычка байкерства и рок-музыки насчитывает более сорока лет. Те же «рокеры» в Англии слушали рокабилли, как и байкеры Штатов в тех же 50-х и 60-х. В свою очередь рокабилы стали одеваться не в приличные костюмы, а в джинсы и кожаные куртки. Также как на рокабилах, так и на байкерах можно встретить нашивки и прочую символику с изображением, например, флага Конфедерации южных штатов времен Гражданской войны в США. Символика данного элемента многогранна: этот знак могут носить сторонники расовой сегрегации(вспомните, что в традиционные байк-клубы не принимают «черных»), его могут носить фанаты именно музыки рокабилли, потому что в свое время рок-музыка раздвоилась на рок-н-ролл, считавшийся «черным» в тех же 50-х и «белый» его аналог — рокабилли, наиболее популярный в тех же южных штатах, которые символизирует «конфедерация». Неплохо при этом вспомнить, что расцвет байкерства в США приходится на последующие 60-е, когда американское правительство отменило раздельное обучение рас, что вызвало массовые беспорядки, причем наиболее деятельными противниками отмены сегрегации были приличные «100%-белые американцы» — южане и жители Запада. В некоторых конфликтах участвовали ведущие политики, применялось оружие и шла в дело Национальная гвардия! Большинство же байкеров находилось в теплой Калифорнии, которая не входила в число «тех» южных штатов, но все же имеет много общего с ними.

Последующая эпоха хиппи никак не повлияла на байкеров, хотя, учитывая, что хиппанство сопровождается массовым употреблением наркоты, «отверженным» досталось «за компанию», когда копы их стали обвинять в контрабанде дури и в организации сети сбыта. На деле же бывали громкие инциденты, когда воинственные байкеры нападали на пацифистские демонстрации хиппи, как это случилось со знаменитым Маршем Мира. Президент клуба «Ангелы Ада» Сонни Баргер даже обратился к Президенту США Л. Джонсону с патриотическим письмом, в котором предлагал отправить «ангелов» добровольцами во Вьетнам. Естественно, антивоенные мероприятия хиппи повлияли на часть оплеванных пацифистами ветеранов Вьетнама, которые присоединились к мотобандам точно так же, как сделали это основатели байк-движения, ветераны Второй мировой.

80-е годы окончательно определили рок-музыку, как самую приемлемую для байкеров. Это предпочтение достаточно консервативно и ни у кого не вызывает сомнений, что на байк-мероприятиях играют группы именно этих направлений. В России это обозначилось с самого начала: вспомните, что «Ночные Волки» охраняли именно рок-концерты еще в середине-конце 80-х, когда получить в репу от люберов за рок-н-ролльный имидж считалось обычной досадной неприятностью и на окраине, и в центре Москвы. Официальное кино осветило тему противостояния рок-фанов и люберов, как обычно, однобоко: в фильме-хите тех лет «Меня зовут Арлекино» главный герой, предводитель шайки благородных гопников из мелкого городка Вагонка, регулярно наезжает с братвой в более крупный город (аналогия с Москвой и Люберцами полная), где гасит непатриотичных «волосатых», которые явно променяли комсомольскую гордость и Родину на джинсы, жвачки и длинные патлы. Естественно, в фильме нет ни слова об идеологии «волосатых» — сбившиеся с пути, все-таки! Байкеров же(тогда еще — «рокеров») там, как и во всех молодежных фильмах тех лет, нет вовсе.

Элементы имиджа байкеров украшают людей, зачастую далеких от всего этого. Неважно, кто ты: юнец-тинейджер, фанатеющий от «Motorhead» или серьезный дядька-предприниматель, прикупивший себе дорогой и навороченный мотоцикл с целью выбраться пару раз в год на крупные слеты. Факт остается фактом: байкерство и все, что к этому относится, все, что это сопровождает, давно стало понятием нарицательным. Может это и пугает домохозяек, но все же данный образ жизни для них не предназначен, а посему клушам оставим телешоу, а мотоциклам — дороги и ветер. И сильных наездников.

*** — к примеру, есть такой очень известный мастер пошива всего этого — Данди. Пошив у него нормального кожаного костюма из штанов и куртки обойдется в весьма круглую сумму , причем декорирование тиснением, аппликациями и прочими кожаными кружевами добавляет цену согласно затраченным усилиям и времени. Если же вам нужен жилет, то на них — тоже масса вариантов отделки и цен. То же касается головных уборов и аксессуаров. Между прочим, качество того стоит. И это не реклама, это — факт. Ну а недорогой костюм из посредственной кожи, изготовленный для вас малоизвестным мастером, обойдется около 400-500 американских денег.

Романтика и экзотика.

В настоящее время пресса практически не освещает байкерскую жизнь и, именно поэтому, мы знаем об этом так мало. Все статьи, которые я видел, совершенно одинаковы: описание отдельных случайных акций — вскользь, с дилетантской точки зрения. А еще много «воды» на тему: как это все же романтично — сесть на мощный мотоцикл и гнать: впереди — дорога, в ушах — ветер. И все такое, и так далее. Такое впечатление, что у авторов этого пафосного отстоя над письменным столом висит один и тот же плакат с изображением того же ранее упомянутого типичного голливудского ковбоя на фоне звездануто-полосатого флага, из-за которого выглядывает Гранд-Каньон под синим небом. И — хайвэй за горизонт. И — чистая модная бандана с солнечными очками над опять же голливудским улыбоном. И — сразу понятно, что у этого супермена всегда все в порядке. Так что надо немедленно бросать все и бежать покупать сигареты, которые рекламирует этот плакат.

Трудность заключается в том, что у байкеров нет пресс-центров и они не устраивают помпезных фуршетов для подпаивания популярных журналистов. Поэтому последние и пишут всякую чушь, не задумываясь, какая разница между байкером и мотовладельцем. Периодически проводятся не доводимые до конца попытки описать «философию» байкера и систематизировать ее в этакую науку, причем авторы ведут себя до боли стандартно: слитным хором хают и славят то, о чем даже не в курсе. Давайте рассмотрим некоторые типичные вопросы и ошибки:

1. Байкер следит за своим мотоциклом и прекрасно в нем разбирается. Совершенно верно. Но, разве простой мотовладелец не заинтересован в том, чтобы его железный механический друг не отказал где-нибудь в глуши по причине того, что хозяин на него «положил»? Среди обывателей также встречаются мастера, да и изобретен мотоцикл гораздо раньше образования первого байк-клуба. Просто, понимаете, байкерам это надо! Они на байках ездят и поэтому держат их в соответствующем состоянии. Кроме того, именно байкеры часто берутся за переделку мотоциклов, их индивидуальное оформление, декорирование. При этом они опираются на специфику своей жизни и определенные традиции в байкерской культуре.

2. Байкер — бандит на мотоцикле. Полная чушь. Данное утверждение противоречит основе общественных отношений: преступление должно быть доказано, пока этого не произошло — работает презумпция невиновности. А еще каждый преступник индивидуален, не стоит гнать пургу на всех байкеров, а то, в соответствии с этим стандартом, все земное общество и человечество можно записывать бандой, мафией и борделем. Не хочу сказать, что эти мощные мужчины на тяжелых железных конях ведут себя исключительно по-ангельски, но, сами подумайте, совершая преступление, человек в «цветах» подставит весь клуб, а надо ли это клубу? Статистика преступлений показывает, что средние показатели количества правонарушений среди американских байкеров, которые давно уже являются пугалом для домохозяек и впечатлительных журналистов, ничуть не отличаются от показателей криминогенности остального мира помпезных и боязливых янки. Дело в том, что этот «остальной мир» в свое время совершенно намеренно отторгнул от себя «неблагонадежных» моторайдеров по причине их пугающей незнакомости — старый метод: если вас кто-то пугает новизной или даже простой неизвестностью, лучше сначала пришельца пристрелить, а потом уже посмотреть, как он устроен. В этом случае как раз общество представляется именно тем самым бандитом, только гораздо более сильным и опасным. Неужели вы думаете, что объединение сильных людей будет покорно терпеть негативное к себе отношение, если можно дать сдачи, а потом просто уехать туда, куда хочется? Вот вам и ответ.

Что же касается торговли оружием и наркотой, приписываемого тем же «Ангелам Ада» полицией, то вспомните, что в юриспруденции есть терминология: незаконный оборот оружия и наркотиков. То есть существует и законный оборот орудий смерти и хрустальных укольчиков. Причем этим может заниматься государство — главный монополист смертельных игрушек. В США, в начале 80-х на руках у населения находилось более 55 миллионов единиц зарегистрированного ручного огнестрельного оружия. Право американца на оружие закреплено в соответствующих декларационных документах государства. Так чего же господа писаки так боятся, если в среднем у каждого второго американца, исключая стариков и детей, имеется ствол? Колоритная деталь: количество психических отклонений у различных социальных групп, негативные реакции на стрессы достигают 52% по исследованиям тех же америкосовских психиатров!

Сколькие из приличных граждан в отчаянии хватаются за пистолеты(или за шприцы, или за то и другое!), когда, к примеру, домовладельцы выбрасывают их на улицу? Так кто же, все-таки, бандит? И если кто-то вспомнит, что лет сорок назад байкеры разнесли какой-то захолустный городишко, то давайте вспомним также и то, как в это время власти относились к ним и кто начал это противостояние. Истеричные впечатлительные писаки, госдепартамент и копы.

3. Байкеры существуют изолированно. Я бы не стал так утверждать. Все-таки мотоциклы делают в обществе, бензин — тоже, поэтому волей-неволей будешь зарабатывать себе на жизнь и на обеспечение мотоцикла. Наши байкеры имеют работу, жилища и семьи. Что же касается их отчужденности, то, поскольку пресса не сделала им ничего хорошего, такое положение оправданно: с чужаками не откровенничать. Байкеры не заинтересованы торговать своими убеждениями и своим имиджем. Никто специально для Вас не будет «делать экзотическое шоу», для этих целей поезжайте в ночные латино-заведения с липовыми «мексиканцами»-официантами.

Клуб байкеров — не стойка бара, где Вас ублажают как клиента, поэтому, даже находясь в байкерском заведении, Вы никогда не попадете на собрание клуба, где решаются вопросы существования и деятельности данной организации. В клубе Вы можете быть гостем и не более, потому что, не будучи братом по духу, Вы никогда не станете «своим», а уж тем более членом клуба. Впрочем, если хотите увидеть байкерский праздник — следите за информацией и приезжайте. К Вам отнесутся достаточно терпимо, даже если Вы — прожженный цивил. Но — всегда существует разграничение: шоу смотрите, пожалуйста, но на территорию, где расположены устроители, артисты и персонал Вас могут не пустить, как и в обычном концертном зале.

4. Романтика байкерства — скорость, дорога, свобода, ветер в ушах. В принципе это верно. Можно сказать точнее: человек сам определяет для себя тот набор ощущений, которые ему нужны. Таких людей много, они объединяются в клубы, держат связь с такими же приверженцами данной культуры. Они собираются на какие-то мероприятия, проходящие по всей стране. Они принимают определенные правила, кодекс и эстетику. Они отличают себе подобных среди обывателей и «мотовладельцев». Именно поэтому байкеры — пусть и рассеянный среди населения, но, все-таки, самоопределившийся социум. Кому-то нравится большая скорость, кто-то чувствует единение со своим мотоциклом настолько, что бережет его как живое существо, кто-то видит в возможности передвижения бесценный дар свободы.

Но, опять же, такие же чувства могут испытывать и «просто мотоциклисты». Однако, в отличие от байкеров, они раздробленны и не испытывают желания объединяться.

5. Что отличает байкера от небайкера. Это самый глупый и сложный вопрос с самым простым ответом — человек должен всерьез сказать самому себе: «да, я — байкер». Этим самым он принимает определенное решение, становится частью этого независимого народа и принимает его образ жизни вместе с соответствующими культурными ценностями.

Есть только два вида байкерства: байкер, причастный к определенному байк-клубу и т.н. «easy rider», в классике жанра переводимый как «беспечный ездок» и обозначающий байкера-одиночку. У любого байкера есть мотоцикл. У любого члена байкерского клуба есть «цвета», даже если они на нем не надеты. Одиночки же могут не носить никаких нашивок или пришить на куртку ту же надпись «easy rider».

То есть принадлежности к клубу может и не быть, да и «цвета» клуба могут не надеваться при управлении автомобилем, например(а по некоторым уставам это категорично). Значит видимые признаки — «цвета» — отпадают, хотя их наличие на человеке практически всегда говорит о его принадлежности к рассматриваемой среде. Просто «цвета» — это еще не все. Искать сугубо внешние признаки отличия байкера от небайкера — все равно, что пытаться отличить голого русского от голого украинца без паспорта.

Настоящее отличие — в голове, человек, говорящий, что он байкер, самоитендифицирует себя с данной общественной группой. Он, конечно, может носить кожаный прикид и в «мирской» жизни, но это не означает, что он будет это делать обязательно. Помимо мотоцикла в его жизнь должно войти некое состояние духа, вызов, открытое стремление к свободе, чувство гордости за себя и за своих братьев, чувство ответственности и чувство долга. Как нельзя определить состояние веры, так невозможно материализовать дух байкерства в понятной вещественной форме, в это братство вступают всерьез и этот процесс нелегок. Байкерство не совместимо ни с одной профессией, которая может повредить другим байкерам, оно опирается на свод правил, которые либо принимаются безоговорочно, либо не принимаются вовсе. Байкерство — это вера и ответственность. Те же, кто видит в этих людях просто опасный агрессивный сброд без принципов и убеждений, пусть лучше остаются дома «просто мотоциклистами». Или, как обычно, никем. И — совет моралистам, осуждающим пугающих и непонятых людей на мотоциклах, называющим себя байкерами: попробуйте прожить хотя бы день в полном соответствии со своими ханжескими мирскими моральными нормами. Вы сразу перестанете быть индивидуальностью, станете шестеренкой системы и перестанете себя уважать.

Так что не стоит думать, что байкеры — это аномалия или антиобщественный тупик части потерянного поколения. Эти люди создают свои организации, являющиеся маленькими государствами, они делят сферы влияния, они независимы и это несомненно пугает стоящего на обочине западного обывателя гораздо больше, чем войны на другом краю света. Россияне же, в силу того, что толком ничего о байкерах не знают, не испытывают к ним откровенной неприязни, как, например, отторжение обществом в США. Мы вообще крайне терпимый, миролюбивый и достаточно сильный народ, чтобы позволить себе интерес к другим и поиск своего сознания на этой земле. И наши отечественные байкеры не являются каким-то отребьем, деклассированными отбросами. Они сильны, патриотичны и полны той внутренней духовной силы, которая не знакома ни беспринципному унисексу со сникерсом во рту, ни бездушному рыночному быдлу, ни продажным космополитам, грабящим эту прекрасную страну. Эта сила не продается и не покупается, ее надо просто иметь — жесткий внутренний стержень. Чтобы тебя уважали такие же люди. Чтобы называли тебя братом.

Дмитрий Гурыч, 2005.

Части: 1, 2, 3, 4, 5.

Покинуть Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать это HTML метки и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
*
*

*